/

Письма Л. Б. Красина, руководителя Наркомата внешней торговли, к Т. В. Миклашевской-Красиной с 1921 по 1926 г часть 1 : Портал "Сеть Сибири" для детей, родителей, педагогов, студентов.

Письма Л. Б. Красина, руководителя Наркомата внешней торговли, к Т. В. Миклашевской-Красиной с 1921 по 1926 г часть 1
 

 Версия для печати Версия обычная

Автор:

Видный советский государственный деятель Леонид Борисович Красин (1870- 1926) прошел школу революционной борьбы в рядах РСДРП с момента ее основания, то есть с 1898 года. Он не избежал арестов, тюрем и ссылки. Эмигрировав в 1908 г., временно отошел от партийной деятельности, работал инженером в фирме Сименса и Шуккерта в Берлине, а затем в России - инженером и директором заводов, принадлежавших этой немецкой фирме. Работа на немецких предприятиях в целом длилась около 10 лет, и она наложила серьезный отпечаток на стиль его мыслей и действий.

С 1918 г. Красин целиком отдался работе в государственных органах советской республики. Уже в этом году он возглавил Наркомат внешней торговли1. Одновременно, начиная с 1919 г., стал наркомом путей сообщения. Переговоры с немцами в Брест-Литовске, заключение торговых соглашений со Швецией и Великобританией, международные конференции в Генуе и Гааге, дипломатическая работа в Лондоне и Париже - всюду Красин играл ведущую роль (или одну из ведущих ролей).

Многих сторон и эпизодов этой своей деятельности он касается в письмах Тамаре Владимировне Миклашевской-Красиной (1893 - 1947), с которой он состоял во втором браке (они познакомились в Берлине в 1920 году).

Подлинные письма хранятся в личном архиве дочери Л. Б. Красина Т. Л. Тарасовой-Красиной. Предоставляя их для опубликования, она исключила некоторые фрагменты текста, имеющие сугубо личный характер; она также установила даты написания ряда писем. Часть этих писем публиковалась; ниже приводится более полный и уточненный текст. Публикация подготовлена С. С. Хромовым. При составлении примечаний публикатор пользовался консультациями Т. Л. Тарасовой-Красиной, подготовившей также вводную статью.

-----

1. До 8 июля 1920 г. НКВТ назывался Наркоматом по делам торговли и промышленности.

Живой след времени

Отца не стало, когда мне было три года. Лишь несколько моментов осталось в памяти. Но год за годом его облик, характер, привычки все яснее возникали передо мной - из рассказов мамы, его сестры, племянников, из воспоминаний его друзей и товарищей по работе - внешторговцев и сотрудников посольств в Париже и Лондоне.


Хромов Семен Спиридонович - доктор исторических наук, профессор.

стр. 53


После смерти И. В. Сталина, когда открылся доступ ко многим ранее закрытым архивам, появились книги, статьи, публикации документов, фильмы о Л. Б. Красине. Многое в них было правдой, кое-что домыслом, а что-то и просто вымыслом. О том, что интерес к его личности не угас и поныне, свидетельствует появление новых материалов, проливающих свет на деятельность и характер человека, отдававшего себя созданию государства, в будущее которого он верил.

Он называл себя "неписьменным человеком", но это касалось работы, где он и в самом деле предпочитал действие теории. (Труд "Монополия внешней торговли" - наиболее концентрированный результат его теоретических размышлений.) В жизни же, расставаясь, даже ненадолго, с близкими, он испытывал потребность делиться в письмах своими впечатлениями, мыслями, планами. Эти глубоко личные письма сейчас читаются как исторический документ, так как написаны человеком, у которого личное неотделимо от его позиции гражданина, патриота, энтузиаста.

Для меня знакомство с письмами отца стало самой близкой встречей с ним. Я услышала в них живую интонацию, биение сердца, работу мысли. Любовь к жене и маленькой дочери сплелась с горячим чувством родины, с мечтами о ее будущем, с волнением по поводу ошибок и просчетов, с радостью - при успехах.

Тамара Владимировна Миклашевская-Красина сохранила более ста писем мужа. Они относятся к периоду с 1921 по 1926 г., когда отец работу дипломата совмещал с руководством Наркоматом внешней торговли. Как красноречиво опровергают эти письма толки о "намерениях" Красина!

Да, он смотрел на работу дипломата как на ответственное, но временное поручение и справлялся с нею блестяще даже по признанию заклятых врагов России, таких, как лорд Керзон. Но его мечтой было целиком отдаться своему любимому детищу - Внешторгу, с деятельностью которого он связывал перспективы экономического развития страны. Он героически боролся с подкравшейся к нему коварной болезнью, не допуская мысли о безнадежном исходе. Он мечтал о жизни в Москве, о семейных прогулках на лыжах по замерзшей Москве-реке.

Мои сестры - дочери Леонида Борисовича от первого брака - познакомили меня с копиями его писем к их матери - Л. В. Миловидовой-Красиной. (Оригиналы хранятся в государственном архиве в Амстердаме.) Любовь Васильевна жила на Западе примерно с 1910 г. и после образования РСФСР приняла решение не возвращаться на родину. Красин всегда признавал за человеком свободу выбора. Хотя фактически их брак прекратился, отношения оставались дружескими, доверительными. Их связывала революционная юность, пережитые невзгоды, любовь к дочерям. В некоторых письмах Л. Б. выражал надежду, что дочери не потеряют связи с Россией, что их будущее - на родине.

Любовь Васильевна с пониманием отнеслась к возникновению у Л. Б. новой семьи и даже иногда брала на себя заботу о маленькой дочери его и Тамары Владимировны.

Мои родители познакомились в 1920 г., когда моя мать, молодая художница, член известного объединения "Мир искусства", работала в организованной М. Горьким Комиссии по сохранению художественных ценностей. Помимо станковой живописи, она много творческих сил отдавала работе над театральным костюмом и эскизам для изделий художественного фарфора, сотрудничая с Ломоносовским (быв. Императорским) фарфоровым заводом. Обладая редкими организаторскими способностями, она являлась одним из создателей, а затем и директором Музея фарфора, была организатором художественных выставок в ряде европейских стран, пропагандируя там изделия народных промыслов, которые стали важным предметом экспорта. Красин нашел в ней человека, полностью разделившего с ним его созидательный энтузиазм, веру в будущее родины, стремление делать все для его осуществления.

стр. 54


Оба были поглощены работой, им часто приходилось расставаться, и письма помогали переживать разлуку.

После смерти мужа в 1926 г. Тамара Владимировна продолжала работать в системе внешней торговли (экспорт изделий художественных промыслов и фарфора), работала в советском торгпредстве в Германии, затем была приглашена на руководящую работу в Наркомат торговли. Одновременно не прекращала заниматься живописью, делала эскизы для фарфора, а в годы Великой Отечественной войны пошла работать в мастерскую агитационного антифашистского плаката "Окна ТАСС". До конца жизни она как святыню хранила письма Л. Б. Красина.

Эти глубоко личные документы, помимо красоты и благородства отношений двух близких людей, доносят пульс времени, в них сквозит эпоха, увиденная зорким глазом, оцененная острым умом, прочувствованная горячим сердцем. Это исторические документы, в которых образ человека неотделим от образа времени.

Т. Тарасова Красина

1922 год

N 1.

9 июля. Гаага1

Милая!

Мне очень скучно не иметь от тебя вестей. Утешаюсь только тем, что ты тут не причем и не пишешь за отсутствием адреса. Ведь так?

Время идет тут достаточно скучно и бесполезно. Переговоры, как говорится, ни из кузова, ни в кузов и, скорее всего, не приведут ни к какому результату: ни одна сторона не идет на уступки в такой мере, как это было бы надо другой стороне. Сегодня уже есть слух, что французы получили инструкцию кончить разговоры и в трехдневный срок вернуться восвояси. Конечно, если бы это был отъезд только французов, это могло бы даже улучшить общие шансы соглашения, но, по всей видимости, у них имеется общее соглашение о солидарных выступлениях, и разрыв, если будет, будет всеобщим. Таким образом, мы совершенно не имеем понятия, как долго еще придется пробыть в Гааге. Не знаю, может быть, ближайшие дни выяснят положение.

Как у тебя с визой? Если ты ее получишь, я был бы счастлив с тобой здесь увидеться. И даже незачем оставаться в Роттердаме, а можно бы остановиться в Гааге или даже в Schweningen'e (это в 10 минутах от Гааги, морское купанье, где мы и живем). Если конференция пойдет как сейчас, то у меня довольно много времени и мы много могли бы быть вместе. Беда лишь в том, что все эти дни стоит отчаянная погода, даже на меня нагоняющая тоску, хотя, вообще говоря, мои настроения влиянию погоды не подвержены. Ветер и дождь не перестают, свинцовое осеннее небо, холод, вообще страшное уныние. А ведь по времени надо быть жарким дням, и тогда этот, до войны немецкий, Badeort2, с тошнотворно чистой набережной и глупыми лесенками, балюстрадами и мостами в "новом стиле", был бы сносен просто хоть как купальное место - пляж хороший, и солнце, вероятно, жарит преисправно. Было бы хорошо!

----





 


Полный текст статьи здесь
Поделиться:


Пожалуйста, оцените:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



  Танцы   Стихи для детей   Сказки   Рассказы   Праздники   Регламент




Яндекс.Метрика      Индекс цитирования
Поддержать проект c помощью yandex